Полная версия сайта

Вениамин Смехов променял жену на дубленку

Смехов заставил Аллу похудеть на 16 килограммов, а потом заявил, что как женщина она его не волнует.

Мы расписались в недавно открывшемся Дворце бракосочетаний. Было очень торжественно, я все время улыбалась.

В свадебное путешествие отправились в Осетию — к другу, танцору Косте Бирагову. Принимали нас с кавказским гостеприимством, угощали вкусностями, устраивали интересные поездки...

По возвращении новоиспеченный муж отбыл в Куйбышев, а я осталась в Москве — доучиваться. В профессиональном смысле работа в Куйбышевском драмтеатре стала для Вени благом. Его однокурсники начинали с «кушать подано», а Смехов был загружен ролями по горло. За год службы в театре он скопил сто восемьдесят рублей и купил мне в подарок черную цигейковую шубу с воротником-шалькой. Она была ужасно тяжелая, но я ее любила.

А позже шуба перешла по наследству к нашей Лене, которая ходила в ней, когда ждала своего сына Леню.

Я заканчивала пятый курс, писала диплом. К мужу вырывалась при каждом удобном случае. Ассортимент куйбышевских магазинов удручал, на полках лежали селедка, хлеб да квашеная капуста. Каждый раз родня собирала меня к Вене всем миром: всегда везла кусок мяса, сливочное масло, лимоны.

Наконец я стала дипломированным специалистом и приехала работать на местную кондитерскую фабрику. Идиотский трудовой энтузиазм и беззаветная вера в светлое будущее сыграли злую шутку. Мне положили зарплату в шестьдесят рублей и определили в карамельный цех лаборантом. Обиделась ужасно — ведь на фабрике кроме меня только директор и зав­производством имели высшее специальное образование.

Но тем не менее сидела в душной конторке перед микроскопом и проверяла инвертный сахар. Что это такое, убейте — не вспомню. Мимо к чану, где варился сахарный сироп, сновали рабочие с мешками.

— Девочка, ты восемь-то классов хоть окончила? — обратился ко мне один из них. И видя мое вытянувшееся лицо, добавил: — Ну, ничего, скоро научишься воровать.

— Как воровать?

— Ты что, не в курсе, что в конфетную начинку добавляют коньяк? Как только тебе дадут ключи от кладовки, принесешь нам бутылку.

Еле сдержалась, чтобы не разрыдаться.

Возвращаясь домой, заметила, как работницы фабрики перекидывают через забор мешки с мукой и маслом. Не потому, что им нравилось воровать, просто их семьи недоедали. Одна женщина с голодухи съела на фабрике в течение смены сорок яиц, ее увезли на «скорой».

Квартирный вопрос добил окончательно. Театр обещал предоставить жилье молодому специалисту Смехову, но вместо этого нам сняли комнату в квартире начальника местной тюрьмы. На месте двери висела только бамбуковая занавеска, которая время от времени постукивала, так как возле нее крутились сыновья хозяев. Мальчишкам было интересно, чем занимаются жильцы. И нам приходилось ждать по вечерам, пока все угомонятся и мы сможем, наконец, обнять друг друга. А ведь чтобы добраться на трамвае до фабрики к началу рабочей смены, мне нужно было встать в три часа ночи!

Я жутко не высыпалась, плакала, и в конце концов Смехов принял мужское решение: «Все, не могу больше видеть тебя несчастной, возвращаемся».

Жить в Москве было негде. Нам уступил свою комнату на первом этаже в бараке на Бутырском хуторе Венин двоюродный брат. Зима выдалась холодной, низенькие, почти у земли, окошки закрывала наледь, сосульки росли прямо внутрь нашей комнаты. В ней была печка, мы топили ее обнаружившимися во дворе старыми ящиками. Но все равно мерзли. Веня спал в ватнике, а на голову ему я повязывала белый платочек, чтобы не простудился. Сама ложилась во фланелевых лыжных штанах, но ночью мои ноги нередко сводило судорогой от холода, Веня вскакивал, растирал их, целовал... Воду брали на колонке, «удобства» находились на улице, дверь в туалет примерзала, поэтому ее не закрывали.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или