Полная версия сайта

Корнелия Манго. Солнечный зайчик

«Они обступили меня и стали издеваться. «Толстячка, уродка, черномазая», — кричали они».

Я со вчерашнего вечера не могу тебе дозвониться! Сегодня в Москве начинается кастинг «Фабрики звезд»!

Я говорю:

— Бабуль, слушай, какой кастинг? Я ничего не понимаю, спать хочу. Давай ты мне попозже позвонишь? Когда высплюсь.

— Ты что? — кричит моя бабуля. — Какой сон? Езжай на кастинг. Брат твой двоюродный тоже туда собирается. Там с вечера очередь занимают.

Бабушка у меня в курсе всех событий. Смотрит телевизор, читает газеты и даже пользуется Интернетом! Ладно, звоню брату: «Ты уже там? В семь поедешь с друзьями? Займите и мне очередь, пожалуйста, я попозже подъеду, после работы надо хоть немного поспать».

Приезжаю в двенадцать.

На улице жарко, солнце палит, народу — многотысячная толпа. С трудом нахожу брата. Сонная, голодная, еле держусь на ногах. Тут организаторы включают музыку, чтобы взбодрить народ, и я оживаю. Говорю ребятам: «Я пошла танцевать». Неужели стоять столбом до вечера? Танцую фактически на камеру — там же все снимают. Кто-то из режиссеров обращает на меня внимание и посылает корреспондента с оператором — взять интервью.

Ко мне подходят с вопросом:

— Скажите, чего вы ждете от «Фабрики звезд»?

Они всех об этом спрашивают. Большинство девчонок отвечают: «Я хочу стать знаменитой певицей, чтобы меня узнавали на улице».

А я вдруг заявляю:

— Мечтаю спеть с Бейонсе Ноулз, Алишией Кис и Ларисой Долиной. И поверьте, своего добьюсь.

Видимо, им понравилась моя уверенность. Я получила специальный бейдж, позволявший пройти на сто человек вперед, и заметно продвинулась. Стояла и сама себе удивлялась: ну, я зажгла! Вспоминала, как когда-то в детстве говорила маме:

— Я никогда не буду такой сильной и смелой, как ты.

А она смеялась:

— Посмотрим... Ты же вся в меня!

Часов в шесть вечера я наконец вошла в «Звездный дом». И там познакомилась с Владом Соколовским, Димой Бикбаевым и Марком Тишманом.

Марку кто-то сказал, что я из Португалии, и он заговорил со мной по-испански, считая, что испанский и португальский похожи:

— Привет, как дела?

Я ответила на португальском:

— Спасибо, хорошо.

— Как тебя зовут?

— Корнелия.

— А меня Марк.

Перекинулись еще парой фраз и перешли на русский. Тишман мне понравился — такой воспитанный, умный, интересный. Просто принц на белом коне. Правда, «конь» у Марка был синий. После кастинга — мы оба прошли на второй тур — Тишман по вечерней Москве повез меня домой на «Семеновскую» на своей синей машине.

Я уже ушла из гостиницы, сняла семиметровую комнату. Помню, ехали по набережным, небо было красным от заходящего солнца и голова у меня кружилась от этой нереальной красоты и предвкушения новой прекрасной жизни...

Кастинг шел до конца июля. И все это время я общалась с Владом, Димой и Марком. Они стали моими лучшими друзьями. Мы все прошли последний четвертый тур и заселились в «Звездный дом».

Знаю, многие фабриканты жаловались, что там было ужасно — сплошные интриги, ненависть, зависть. Я ничего такого не помню, потому что привыкла все воспринимать с положительной стороны. Такой вот я позитивный «солнечный зайчик».

И в памяти у меня откладывается только хорошее, а плохое стирается. Мозг блокирует негатив. Вроде бы здорово, полезное качество, но иногда такая избирательность восприятия подводит. Поругаюсь с парнем, а через пять минут забываю обиду, подхожу и начинаю общаться как ни в чем не бывало. Он удивляется: «Слушай, мы еще в ссоре! Ау! Мы не разговариваем!» А я об этом уже забыла. И зачем ждать, когда все само пройдет, если можно помириться прямо сейчас?

Мне было безразлично, кто, с кем и против кого дружит, я не входила ни в какие группировки. Старалась максимально хорошо делать свое дело и нравиться зрителям. Отношения с ребятами сложились неплохие. Единственным человеком, невзлюбившим меня с самого начала и достававшим до самого финала конкурса, была Настя Приходько.

Не знаю, за что она на меня взъелась, была ли это банальная расовая неприязнь или что-то еще...

Но один раз мы даже подрались. Ругались, ругались — и сцепились. Началось с ерунды. Я репетировала в зале, и вдруг она приходит, вытаскивает мой диск и ставит свой:

— Теперь буду петь я!

— А почему это? Чем ты лучше?!

Ну и понеслось. Уж на что я терпеливая, но Приходько не один раз доводила меня до слез. Я долго сносила ее выходки, но однажды сорвалась. Мы поехали на гастроли — уже после окончания «Фабрики», — и там как-то в гостинице Настя опять завела свою песню про «черных» и довела меня до белого каления. Я психанула и запустила в нее бутылкой Red Bull.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или