Полная версия сайта

Корнелия Манго. Солнечный зайчик

«Они обступили меня и стали издеваться. «Толстячка, уродка, черномазая», — кричали они».

А параллельно ухитрилась поучаствовать буквально во всех местных и региональных музыкальных конкурсах и на многих из них получила призы. Мои успехи, конечно, действовали на нервы другим, менее удачливым артисткам. И не радовали нашего арт-менеджера — очень суровую и властную девушку.

Однажды я не выдержала и попросила хоть немного повысить мой гонорар. Она отказалась. «Тогда я больше не поеду от вас на гастроли», — взбунтовалась я. На следующий день пришла на работу, оделась, загримировалась и села за кулисами в ожидании своего выхода. И тут появляется арт-менеджер и с нескрываемым злорадством отчеканивает: «Ты сегодня не работаешь! И вообще — больше у нас не работаешь!» А в зале уже объявляют выход другой певицы! Я подумала: «Какая подлость!

Она не просто уволила меня, но и постаралась при всех унизить! Специально дождалась, когда подготовлюсь к выступлению, хотя уже вызвала другую артистку!» Одно радовало — мама в тот день отсутствовала. Ей было бы труднее пережить этот удар, чем мне.

Расстроилась ужасно, но назло этой мымре улыбалась как ни в чем не бывало. Собрала вещи и ушла со словами: «Больше вы меня здесь не увидите». В тот вечер впервые подумала: надо ехать в Москву.

Одна из наших девчонок, бэк-вокалисток, спросила:

— Ну и куда теперь подашься?

— Покорять столицу.

— Да что ты? У тебя получится. Как приедешь в Москву, сразу позвони в «Шоу толстушек», — ехидно сказала она.

— Тебя обязательно возьмут.

Это была последняя капля! «Какие «толстушки»? Ну погоди, я тебе докажу! Всем докажу, на что способна!» — разозлилась я.

Сначала пыталась найти работу в Астрахани, обзвонила и обошла несколько клубов. Там реагировали как-то странно. Вскоре я узнала, что мои бывшие работодатели попросили коллег устроить непокорной Корнелии Манго бойкот. И, сами того не зная, помогли мне сделать выбор и изменить свою жизнь. Если бы не эта мерзкая история, я бы, наверное, все-таки не решилась уехать в Москву. У меня ведь там не было ни друзей, ни родственников, которые могли бы помочь. А так я «завелась» и рванула в столицу. Обида придала решимости и сил.

Мне как раз исполнился двадцать один год, и в день рождения я сказала маме:

— Все.

Уезжаю.

— С ума сошла? Куда? К кому?

— Ни к кому. Просто чувствую — надо ехать.

Интуиция не подвела. Через две недели после моего приезда началась седьмая «Фабрика звезд». А я ведь о ней ничего не знала!

Мама отправилась со мной: как же иначе? В Москве тогда жил мой двоюродный брат, но он нас даже не встретил, был занят на работе. Остановиться у него мы не могли. Парень сам снимал угол в коммуналке.

Я прочитала в Интернете, что в Москве можно устроиться в студенческом общежитии или гостинице Российского университета дружбы народов — РУДН. Куда же еще деваться таким, как я? Через знакомых списалась с одной студенткой, которая куда-то ненадолго уезжала и была готова бесплатно предоставить нам свою комнату в общаге. К ней мы и направились с мамой с вокзала. Только-только начали обживаться, как нас попросили убраться восвояси! Комендант сказала: «Вы слишком яркие. У нас вам не место». Мы с мамой, конечно, бросались в глаза: она в своем рэперском прикиде, а я — с зелеными волосами и ирокезом на голове. Одежда соответствовала прическе. Что ж, пришлось перебираться в гостиницу. А там особо не заживешься — сутки стоят две тысячи рублей.

В РУДН каждый год первого мая проходит праздник «Планета Юго-Запад», который отмечают все африканцы.

Я в Лиссабоне.  Слева от меня сестра Камилла,  справа — брат Жил

На улице ставят сцену, накрывают столы и гуляют целый день. Я решила выступить на этом мероприятии. Пошла к организатору концерта:

— Возьмите меня! Я хочу спеть!

Он усмехнулся:

— Ну да, конечно, только вас и ждали.

Я не отстаю:

— Да вы послушайте, вам понравится.

И начала петь прямо на улице. Он заинтересовался:

— А что, в принципе, неплохо. Ладно, завтра приходите.

Так я «дебютировала» в Москве и обзавелась первыми друзьями — в РУДН. Но деньги были на исходе.

Я могу сутками ничего не есть, а маме нужно правильно питаться и все время готовить, чтобы кормить любимую дочку. Она не может видеть, как ребенок недоедает. Я поняла, что долго мы так вдвоем не протянем. Купила билет и отправила маму в Астрахань. А сама начала покорять Москву.

Практически случайно устроилась на работу в клуб «Зона». Пришла туда потанцевать с девчонками из РУДН и так лихо отплясывала, что понравилась местному арт-менеджеру. А когда еще и спела, получила предложение стать их резидентом. Но в клубе я пробыла недолго.

Выхожу как-то в пять утра с работы, и вдруг звонит бабушка из Астрахани: — Корнелия, где ты ходишь?

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или