Полная версия сайта

Корнелия Манго. Солнечный зайчик

«Они обступили меня и стали издеваться. «Толстячка, уродка, черномазая», — кричали они».

Какая любовь? Я никуда не ходила, нигде не бывала. Только на семейных посиделках у родственников. Наверное, комплексовала, стеснялась своего мнимого «уродства», но, в принципе, не особенно интересовалась всей этой романтической ерундой. Мне хотелось получить профессию, стать взрослой, самостоятельной.

Собиралась поступать в медучилище, но мама подняла на смех: «Ты что-нибудь понимаешь в химии или биологии? Нет? А в физике и математике? Тоже нет? Ну, тогда иди лучше в художники».

Но поступить в художественное училище можно было только по окончании художественной школы, которую я никогда не посещала.

Занимаются там четыре года. Мама решила ускорить события. Собрала мои пейзажи и отнесла в приемную комиссию. И меня не только взяли без экзаменов, но и засчитали работы за три года учебы! За год я сдала все необходимые предметы, окончила школу экстерном и поступила в училище.

Я не сразу заработала авторитет и стала одной из лучших студенток. Сначала пятерки не ставили, как ни старалась, и я не могла понять почему. Вроде бы хорошо рисую, а получаю только тройки и четверки! Зато потом, благодаря строгим учителям, я стала неплохим художником, которому не стыдно выставлять свои работы. У меня уже было десять выставок. Творческого человека не надо перехваливать, чтобы он тянулся к новым высотам...

Занимаясь дома живописью, я обычно мурлыкала себе под нос какие-то мелодии. И однажды вдруг запела. Даже начала участвовать в самодеятельности в училище. Все вокруг восхищались: «Корнелия, какой у тебя шикарный голос!» А я удивлялась: откуда он взялся? Прорезался, что ли?

В детстве, когда все девочки мечтали стать актрисами и певицами, я говорила, что буду врачом или бухгалтером. У меня не было никакого желания выступать на сцене. А тут задумалась: может, заняться вокалом?

Напротив нашего дома располагался Астраханский колледж культуры, в просторечии «Кулек». Девчонки говорили: «Сходила бы на прослушивание, у тебя же «Кулек» через дорогу!» Ну я и пошла. Никакой «программы» не готовила, я ведь не пела песни или арии, а импровизировала.

И в «Кульке» что-то такое изобразила строгой женщине с факультета народного пения. Ей не понравилось.

Домой вернулась расстроенная:

— Ничего из меня не получится!

Мама стала успокаивать:

— Не переживай, сходи лучше в музыкальное училище. Пусть еще раз тебя прослушают.

И действительно, там к моим импровизациям отнеслись более благосклонно, сказали, что надо заниматься джазом. Мама загорелась этой идеей и буквально заставила меня пойти к лучшему в нашем городе преподавателю джазового вокала — Ларисе Сазоновой. Она согласилась со мной заниматься.

Это была невероятная удача! Попасть к Ларисе Владимировне практически невозможно. Помог дядя, знавший ее еще со студенческих времен, они играли в одном ВИА. Он и оплатил мои занятия. Я взяла десять уроков и решила, что этого достаточно. Дыхание поставила, а ломать свою манеру категорически не хотела. На прощание Лариса Владимировна сказала: «Слушай больше джаза, и все будет хорошо».

Вскоре у нас в городе объявили музыкальный конкурс «Мастер-Хит». В прессе его именовали не иначе как «астраханской «Фабрикой звезд». Мама с бабушкой решили, что я должна туда пойти. А с чем? «Минусовки» — фонограммы без голоса, необходимой для выступления, — у меня, конечно, не было. Ничего, нашла диск хаус-музыки в журнале для автолюбителей, решила петь под него.

Мама тоже отправилась на конкурс — меня поддержать. Я еще заболела некстати, температурила. И вот готовлюсь к выступлению, а мама стоит за кулисами в своем шикарном прикиде — шароварах, балахоне и бандане. К ней подскакивают ведущие:

— Здрасьте, вы рэп будете читать?

— Нет, что вы! Дочку сопровождаю, она тут поет.

Те чуть не упали — вот это мамаша! А я, несмотря на плохое самочувствие, выступила удачно и прошла в финал. Наград не присуждали, главным было попасть в заключительный концерт, его показывали по одному из наших основных телеканалов.

После концерта ко мне подошли двое мужчин: — Корнелия, нам очень понравилось, как вы поете.

Не хотите выступать у нас в клубе «Даир»?

— Конечно, хочу! — отвечаю. И думаю: ничего себе! Это же самое крутое в городе ночное заведение! Так я сначала попала на кастинг, а после него — на работу в «Даир».

В семнадцать лет началась новая жизнь. Днем я училась, а по ночам пела. Мама ходила со мной в клуб и шила концертные костюмы.

Освоилась я очень быстро. Страха не испытывала даже перед самым первым выступлением. Сразу полюбила сцену и, выходя на нее, каждый раз переживала эйфорию. Не понимаю артистов, нервничающих перед выходом, теряющих голос и забывающих слова. У меня в начале работы была только одна проблема: я не знала, как общаться с публикой.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или