Полная версия сайта

Анна Старшенбаум. Встреча с ангелом

«Ко мне сейчас притягивается только хорошее. Вспоминать об отношениях, построенных на вампиризме, страшно».

Что у него таких, как я, много. Было, есть и будет.

Самооценка упала ниже плинтуса. Он постоянно раскручивал меня по винтикам — как одеваюсь, как выгляжу, все во мне его не устраивало. Все во мне было не так. Когда постоянно думаешь о том, что ты ничтожество, что ничего собой не представляешь ни как женщина, ни как человек, работать невозможно. Сегодня кажется: лучше бы совсем не выходило большинство картин, в которых тогда играла.

Я все-таки смогла порвать с Тимуром. Первое время чувствовала себя не просто измученной, а сломленной. Думала — из этого состояния уже не выбраться, и тут меня позвали на кинопробы в картину «Бомбер».

Приезжаю на студию, захожу в павильон — там стоит улыбающийся Бардуков.

А у меня за плечами год ужаса. Лешка показался мне светлым ангелом, такая позитивная энергия шла от него.

— Привет, — говорю, — ты, наверное, меня не узнаешь?

— Почему же, узнаю, мы с тобой шесть лет назад в троллейбусе ехали. Только ты тогда была брюнеткой.

Нам дали текст. Герою требовалось говорить примерно следующее: «Я с тобой буду вечно до конца жизни, хочу от тебя детей, выходи за меня замуж», а героиня отвечает: «Ты — моя единственная любовь». Мы ведем этот пафосный диалог и вдруг понимаем: что-то не то, нам совсем не до проб. Еще мгновение, и, не сговариваясь, запели одну и ту же песню: «Ничто не может быть чудесней волшебной песни этой, что звучит тогда, когда два сердца бьются вместе, вместе и навсегда».

«Стоп!

— скомандовал режиссер. — Ребята, что между вами происходит?»

А мы смотрим друг другу в глаза и смеемся. В общем, пробы мы провалили, не взяли в картину ни Лешу, ни меня. А на прощание режиссер сказал: «Придется, Бардуков, тебе на ней жениться».

Расставаться не хотелось. Леша предложил посидеть в кафе. Разговорились и не заметили, как пролетело несколько часов. Потом он заторопился:

— Мне на спектакль.

Леша уже стал уходить, и тут я неожиданно для себя окликнула его, подбежала и обняла. Он сначала опешил, а потом обнял меня в ответ.

Простояли так целую минуту. Стало так хорошо и спокойно. Я совершенно ясно почувствовала: мне больше не будет больно.

— Может, ты придешь ко мне в театр? — спросил Леша.

— Конечно, с радостью.

Леша записал номер моего мобильного и в тот же вечер пригласил на «Сиротливый Запад». Спектакль этот смотрела потом раз пять. Лешка творит на сцене что-то нереальное. Полтора часа не могла оторвать от него глаз, впервые не вспоминала о Тимуре, забыла. «Не может быть, — думала я. — С таким талантом этот человек остается добрым, светлым, чистым. Удивительное исключение — не гей, не псих, чудо какое-то!» Я ждала его у служебного входа.

Леша вышел, предложил: «Давай подброшу до дома».

Я с трудом находила слова, чтобы выразить восторг по поводу его игры, смущалась, зажималась. А он: «Ой, так все ужасно. Лучше бы ты пришла в другой день. У меня сегодня ничего не получалось».

Господи, он еще и скромный! А вдруг он сочтет меня развязной? Зачем только полезла к нему обниматься!

Мы незаметно доехали до моего дома, долго сидели в машине и не могли расстаться. У обоих слезы на глазах от счастья, что нашли друг друга. Потом я говорю:

— Все, пора. Мне надо кормить ребенка.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или