Полная версия сайта

Галина Говорухина. Дорога к Славе

«— Я ждал, когда ты станешь совершеннолетней, — сказал Говорухин. — Сейчас ты уже взрослая».

Виделись мы часто, монтаж «Вертикали» шел полным ходом. Мои коллеги по цеху были правы: этот «старый и лысый» мужчина оказался безгранично обаятельным, не поддаться было нереально. И я «влипла». Приходила на работу с единственным желанием — увидеть его. Не спала ночами, прокручивая в голове все мелкие происшествия за день: как он на меня посмотрел, что сказал, как ласково обнял за плечико, как назвал «малышом». Остальные мужчины перестали для меня существовать.

Однажды в обеденный перерыв вышла со студии, сделала несколько шагов и услышала за спиной знакомый голос с трещинкой: «Девушка, подождите!

Вы местная? — обернулась — Высоцкий. — Подскажите, как пройти...»

Я сразу почувствовала, что «проходить» он никуда не собирается, а просто хочет познакомиться с симпатичной «аборигенкой», которая, если повезет, скрасит звезде одинокие вечера в гостинице. Может, другая на моем месте так бы и поступила, поняв, что ею интересуется не кто-нибудь, а знаменитый столичный бард. Но моя голова на тот момент была полностью забита мыслями о другом человеке. Володя, поболтав со мной, понял, что наскоком проблему не решить, за девушкой надо долго ухаживать. На такой поворот событий он явно не рассчитывал и быстро откланялся.

А мне вскоре пришлось покинуть объект своих воздыханий.

Ульфсак заприметил меня в коридорах Одесской киностудии, когда снимался в «Повести о чекисте»

В советские времена многие учреждения осенью отправляли своих сотрудников на картошку. Уезжала с разбитым сердцем, не представляя, как переживу разлуку. Он тоже, как мне показалось, загрустил. Накануне отъезда отвел в сторонку и предложил:

— Давай встретимся в шесть вечера в субботу на Французском бульваре. Сможешь вырваться со своей картошки?

Во рту пересохло, но я все-таки произнесла:

— Да.

Назначенного срока ждала, считая дни и часы. После сельхозработ все по вечерам собирались у костра, пели песни под гитару, а я ложилась в постель и пыталась представить, как мы встретимся: поцелует он меня или нет?

Что произойдет дальше?

Слава старше на двенадцать с половиной лет. Мне тогда исполнилось семнадцать, ему — почти тридцать. Отец, офицер, воспитывал нас с сестрой в строгости. А Говорухин — взрослый мужчина, уже был женат. Я никогда не пыталась выпытывать у него подробности: почему он развелся с Юноной? Все это случилось до меня и к нашей с ним истории не имело отношения.

Говорухин родом с Волги, много лет жил в Казани. Знаю — он гордился тем, что женился на самой красивой девушке в городе. Юнона была актрисой, играла в драмтеатре, она действительно удивительная красавица с зелеными глазами.

Слава ее очень любил. Зрители помнят Юнону по сериалу «Место встречи изменить нельзя», где она сыграла роль любимой женщины Груздева — героя Юрского, ту самую скромницу, которая терпеливо дожидается в коридоре, когда Жеглов и Шарапов его отпустят, а потом плачет у Юрского на груди.

Слава — человек долга, он никогда бы не поставил вопрос о разводе первым, тем более что в семье рос сын Сережа. Видно, когда он поступил во ВГИК и надолго уехал в Москву, у Юноны начался серьезный роман. Она потом очень удачно вышла замуж за красавца-татарина, директора Казанской филармонии. Со Славой они продолжали поддерживать дружеские отношения. Помню, гастроли Казанского театра в Одессе как раз совпали с днем рождения Юноны. Слава попросил меня накрыть стол, гуляли у нас дома, пришло человек тридцать, почти вся труппа.

Но вернемся на Французский бульвар.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или