Полная версия сайта

Александр Асташенок. К тебе все дороги ведут

«Давай накроемся», — прошептала Лена и показала на тяжелую бархатную скатерть, которая осталась на сцене».

И вот впервые за время существования «Корней» я наконец поступил так, как считал нужным. И если придется, готов был за это ответить.

Я еще не знал, что Пашка Артемьев, практически единственный, поддержит мое решение и даже поможет выбрать кольцо для невесты. А Сашка Бердников, который так возмущался, через какое-то время сам женится. Что продюсер Игорь Матвиенко совсем не разозлится по поводу моей женитьбы, а только улыбнется: «Я видел, что к этому идет».

Зато я хорошо понимал, что наша тайная любовь должна превратиться в такой же тайный брак. Все звезды, которые хотят остаться на плаву, скрывают своих жен, мужей, серьезные романы, придумывают вместо них несуществующие — для рейтинга.

Ребята поняли, что я все слышал. Подошел к ним и говорю: «Хотите
яблок?» — атмосфера тут же разрядилась

Правда не нужна, главное, чтобы пара красиво смотрелась на фотосессиях. Одному известному брюнету подобрали блондинку-модель, другому в подруги определили блондинку-телеведущую. Это шоу-бизнес. Таковы здесь правила игры.

Впереди у нас с Леной был длинный и непростой путь к нормальной семейной жизни. Но я верил, что никогда и ни о чем не пожалею. Я люблю Лену. Она — моя женщина, мой друг, моя семья. Она помогла мне состояться, обрести себя. Мальчику из Оренбурга, попавшему на конвейер шоу-бизнеса, это было сделать совсем непросто.

Когда мне, провинциалу двадцати одного года от роду, позвонили с Первого канала, я не поверил ушам:

— Продюсером «Фабрики звезд» будет Игорь Матвиенко. Он нашел видеокассету, которую вы оставили ему в 1999 году после конкурса.

Спрашивает: не хотите ли приехать на кастинг?

— А вы не боитесь, что я сильно изменился? Все-таки три года прошло...

— Приезжайте, посмотрим.

Во время разговора мне удавалось сохранять серьезность. Но положив трубку, принялся скакать по квартире и орать «Йо-ха-ха!» Вот он, мой шанс, счастливый билет, чудо, которого ждал.

Через два дня сидел в поезде, и вдруг как громом ударило: господи, да ведь это розыгрыш! Кто-то из друзей решил повеселиться! Успокоился только когда увидел на перроне сотрудника Первого канала.

После обязательного медосмотра меня привезли в «Останкино», проходить туры. Отсев был жесткий. К трем часам ночи нас осталось человек шестнадцать. Сил уже не было никаких, а мы все пели и танцевали, прямо как в фильме Люка Бессона «Дансер». Лина Арифулина, директор «Фабрики», подходила к тем, кого решили не брать: «Вам спасибо, вам спасибо...»

Видел, как она приближается, и не чувствовал страха, только усталость. Думал: это даже хорошо, если сейчас Лина подойдет ко мне и все закончится. Но для меня все только начиналось — я попал на «Фабрику».

Даже сейчас часто тушуюсь среди новых людей. Нет-нет да и мелькнет страх сделать что-нибудь не так. А тогда я словно ушел в раковину, старался «не отсвечивать». Ребята почти все были москвичи, ну, по крайней мере, уже пожившие в столице.

У них была своя манера общения, свои темы для разговоров: обсуждали модные клубы, запросто говорили о знаменитостях. А я сидел и помалкивал, потому что все это было от меня бесконечно далеко. Даже когда мог что-то сказать, не раскрывал рта — все же знают, что с периферии, скажут еще: «Куда лезешь, колхозник?»

Не забуду, как произошло знакомство с Сашей Бердниковым. Зашел я в комнату, там сидела компания, Саша бросил взгляд:

— А этот будет у нас за пивом бегать.

Ребята засмеялись, и я понял: если сейчас промолчу — точно буду бегать за пивом. Подошел, назвал свое имя. Сашка смутился — понял, что «этот» его слышал.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или