Полная версия сайта

Александр Стефанович. Пугачевочка. Скромная свадьба

«Обратился к Михалкову, и он дал взаймы на месяц тысячу рублей. Так что, можно сказать, свадьбу гуляли на его деньги».

Алла Пугачева с Кристиной

Зачем это ребенку?» Предложила отобрать, но я сказал Кристинке: «Хочешь — носи. Не хочешь — не надо. Но не отдавай никому. Они твои».

Однажды приходим на квартиру к Аллиным родителям. Кристинка бросается к матери, виснет на шее и что-то шепчет. Пугачева хохочет и отправляет дочку в комнату к бабушке. Продолжая смеяться, говорит: «Знаешь, что она сейчас сказала? До нас здесь был Миколас Орбакас. Так Кристинка спросила: «А папе будем говорить, что отец приходил?»

То есть в ее детском сознании я был «папа», а Миколас — «отец».

Недавно мы с Орбакасом оказались на съемке одной передачи. Телевизионщики пытались нас столкнуть, а кончилось тем, что мы пожали друг другу руки и Миколас сказал: «Спасибо, Саша, за то, что ты делал для Кристины».

Кристинку мы с Аллой вместе отвели в школу в первый класс.

Пугачева тогда посмотрела на дочку, еле видную за огромным букетом, и произнесла: «Ну вот, у всех дети как дети, а у меня — такая «килечка»!»

Кристинка стояла среди детворы тоненькая, бледненькая. И очень волновалась.

Честно признаться, я не умел общаться с детьми. Своих-то не было. Однажды в разговоре с Кристиной стал дурачиться, рассказывать какие-то смешные и абсурдные истории, которые бы хорошо прошли во взрослой компании. Алла отозвала меня в сторону и сказала: «Никогда не рассказывай ребенку дурацкие байки. В глазах Кристины ты должен выглядеть умным и серьезным.

У тебя должен быть авторитет».

Конечно, я прислушался к ее совету. И чтобы исправить свой промах, придумал игру. Когда мы втроем ездили по городу в машине, Кристинка должна была читать вывески. Если она правильно складывала слово из букв, мы с Аллой громко кричали «Ура!» Помню, едем по Рязанскому проспекту, а Кристинка, наморщив лобик, старательно читает:

— «А», «пэ», «тэ», «е», «кэ», «а»... «Апэтэекэа»? Неправильно? А как? Ой, не подсказывайте, сама догадалась! Аптека!

— Ур-р-ра! — вопим мы с Аллой на два голоса. Девочка счастлива.

Так мы и жили. Алла называла меня «Сашечкой», я ее — «Пугачевочкой», а Кристинку — «Кристалликом».

Муся и Алла

При этом я никогда не позиционировал себя как «муж Пугачевой», чтобы не разрушать миф о «матери-одиночке».

Кристине очень нравилось приезжать к нам на Вешняковскую. В таких случаях мы устраивали домашние обеды. Моим фирменным блюдом была утка, приготовленная в гриле. Девочка любила смотреть, как вращается освещенная лампами утиная тушка. Она называла гриль — «телевизор для утки».

Лето Кристинка проводила вместе с бабушкой в домах отдыха — то на Оке, то в ближнем Подмосковье. К ним с Зинаидой Архиповной присоединялась и моя мама, приезжавшая из Питера.

На гастроли Алла дочку брала редко. Я помню только один случай, когда Кристина жила с нами в ленинградской гостинице «Прибалтийская».

Там Валерий Плотников сделал еще одну фотосессию на тему «Одинокая мать с ребенком».

Однажды я взял Кристину с собой на съемочную площадку. Та была в восторге. А когда я Пугачеву в первый раз привел на «Мосфильм» и познакомил с хозяевами нашего кино, она пришла домой в шоке:

— Знаешь, у меня жутковатое впечатление.

— Почему?

— Наверное, привыкла к своему «Москонцерту». Но у нас там по сравнению с «Мосфильмом» саранча летает. А у вас — удавы, удавы!

Кристинка впервые оказалась на съемках, когда я делал сатирический фильм «Пена» по пьесе Сергея Михалкова.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или