Полная версия сайта

Владимир Басов: все о моей матери Наталье Фатеевой

«Мама, здра...» — начинаю я и слышу короткие гудки. Мать такая — если обиделась, вычеркивает человека».

Оля предложила: «Давай зайдем к твоему отцу»

— налетела она на нас с утра пораньше. — Это безобразие, не даете мне спокойно спать!

—Наталья Николаевна, — не сдержалась Оля, — вы в своем уме?

Мать, казалось, только этого и ждала.

—Убирайтесь отсюда вон! — завопила она. — Вон из моей квартиры! Вы мне надоели! Где это видано, чтобы жена жила у мужа?

Мы побросали в чемодан какие-то вещи и отправились к Олиной подруге. В квартире Олиных родителей шел ремонт, жить там было невозможно. За съемную квартиру требовали восемьдесят рублей, которых у нас просто не было. И тогда я попросил отца одолжить денег.

Я как раз начал сниматься в его картине «Время и семья Конвей». Давал мне их папа красиво, он был известный позер.

—Володь, — громко обратился он ко мне в присутствии ста человек из съемочной группы, — помнишь, ты просил у меня восемьдесят рублей на квартиру?

—Да, папа.

—Так вот тебе не восемьдесят, а сто двадцать.

Я чувствовал, что таким образом отец вроде как извинялся за то, что долгое время не был рядом. Мы никогда не выясняли отношений, я не допытывался, почему он пропал на десять лет. А Басов деликатно замалчивал неприятную тему. Но на него я не был за это молчание в претензии.

Поскольку в отличие от матери у нас отношения были легкие, мы стали очень близки.

После института мне светила армия, и отец позвонил другу артисту Владимиру Сошальскому: «Володенька, надо устроить моего парня к вам».

Благодаря протекции Сошальского я служил в знаменитой команде при Театре Советской Армии вместе с Олегом Меньшиковым, Антоном Табаковым, Андреем Ташковым, Сашей Балуевым. Там призывникам делались большие послабления: мы военную форму надевали не каждый день, да и казарменное положение было условным.

Фраза Воланда из «Мастера и Маргариты»: «Москвичей испортил квартирный вопрос», как оказалось, имела к нам с Ольгой прямое отношение.

С отцом во время съемок его картины «Время и семья Конвей»

Наш квартирный во­прос не решался, выкладывать ежемесячно деньги за съемное жилье было не по карману. Мы столько не зарабатывали. И тогда я предложил матери разменять нашу пятикомнатную квартиру, но получил категорический отказ.

«Молоко у тебя еще на губах не обсохло, чтобы на что-то претендовать, — заявил ее муж Теслер, по обыкновению валявшийся на диване и попивавший виски. — Даже не думай».

Не прошло и года, как Теслер эмигрировал в Штаты. А Фатеева опять осталась одна, сестра жила тогда в Харькове у дедушки с бабушкой. Не знаю, почему мать не по­еха­ла с мужем, мы с ней на эту тему ни разу не разговаривали.

Судиться за жилплощадь я не собирался, надеялся решить вопрос миром.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или