Полная версия сайта

Мария Кожевникова. В моей власти

«Да, я максималистка, по мне — или все, или ничего!»

Они, конечно, видели мои недостатки. Но не могли не видеть и то, как я отношусь к их сыну. Ценили мое трудолюбие и упорство. Я училась, снималась и еще моталась в Челябинск.

Когда мы расстались, я очень переживала. Не могла отпустить ситуацию, потому что по натуре — однолюб. Во всем — в любви, в еде, в по­ступках. Если люблю кого-нибудь, никто мне больше не нужен. А когда привыкаю к человеку, он становится еще дороже.

Я чувствовала — мы прошли «точку возврата». Помню, в РАТИ были занятия по танцу, а у меня вдруг подступил ком к горлу. Я задохнулась и выбежала из аудитории. А в коридоре зарыдала. Ребята испугались, бросились ко мне:

— Что случилось? Маша, что?!

— Ничего, — соврала я, — все хорошо.

Илья позвонил. Но не тогда, когда мне этого хотелось. И сказал не то, на что я рассчитывала. Я разозлилась, перестала снимать трубку. С родителями его продолжала общаться. Они говорили: «Все равно ты останешься нашей дочкой, будете вы вместе или нет».

А потом я на неделю поехала в Монте-Карло с друзьями. Как только вернулась, позвонил Илья:

— Давай увидимся.

— Зачем? Все уже в прошлом.

— Ты не понимаешь — просто выйди из дома. Я внизу.

— Мы можем поговорить по телефону...

— Пожалуйста, выйди, я очень тебя прошу!

Вышла, мы поговорили, и я забыла обо всех обидах.

Илья был для меня родным человеком, я не могла его не простить. Захотелось начать все сначала. К сожалению, не получилось, никто из нас так и не смог себя изменить. Мы пробыли вместе два месяца и окончательно разошлись.

Это было три года назад. Незадолго до поворота в моей карьере, случившегося на сериале «Универ».

Мне хотелось сниматься. Еще на первом курсе я напечатала пачку своих фотографий и стала сама разносить их по студиям. Хотя предлагать себя было стыдно, унизительно: «Посмотрите, пожалуйста, вдруг я вам подойду. Ах, не хотите? Ну и не надо...» Но что я могла поделать?

У меня не было агента или директора.

Зато сниматься в маленьких ролях и эпизодах, зачастую — без слов, я не стыдилась. Начала на втором курсе с сериала «Адвокат». Там была крохотная роль секретарши и буквально три слова текста. Но радовалась безумно. Как же — покрутилась на площадке, познакомилась с интересными людьми и заработала первые сто долларов!

Второй была роль фрейлины в фильме «Слуга государев» — вообще без слов. Этой работы я тоже не стыжусь. И сейчас к актерам-эпизодникам часто отношусь лучше, чем к исполнителям главных ролей. Знаю, что они чувст­вуют, потому что была на их месте. Помню, стул попросила на «Слуге государевом». «Да-да», — сказала ассистент­ка. И пропала. Так всю двенадцатичасовую смену я и стояла на ногах.

Уставшая, замерзшая, голодная. А потом не увидела себя на экране — вырезали.

Нас, эпизодников, не оскорбляли. Но могли крикнуть: «Эй, ты, в красном платье, по­двинься! Лица не надо, встань так, чтобы не заслонять артиста Н.»

Сейчас у меня для работы созданы все условия: есть хорошая гримерная, личные ­ассистенты, персональный водитель. Но я добилась этого после нескольких лет пахоты в одном из самых рейтинговых сериалов. Сама!

У меня долго не получалась Аллочка Гришко из «Универа». Сначала казалось: «Ну что тут такого? Подумаешь — сыграть глупенькую блондинку!» Оказалось, это гораздо сложнее, чем изобразить высокоинтеллектуальную героиню. Я на Аллочку нисколько не похожа.

И ситком — очень сложный жанр. Рассмешить людей намного труднее, чем растрогать. Поначалу продюсеры часами сидели с актерами, учили нас играть смешно. И постепенно «воспитали».

Зашла недавно в магазин. Ко мне подбегает девочка лет четырех и кричит: «Мама, это Аллочка! Я ее люблю!» Вцепилась в мою руку и не отпускала, ходила со мной. Говорила маме: «Ты не обижайся, я тебя люблю, но жить хочу с ней!» Бедная женщина! Мне было перед ней неловко.

Зрители любят мою Аллочку. Особенно дети. И это доказательство того, что роль получилась. Детей обмануть нельзя.

А я ведь могла не попасть в «Универ» — сразу после утверждения на роль уехала в Индию сниматься в Болливуде.

И стала там героиней любовной драмы — не в кино, а наяву.

Я играла русскую девушку в фильме «Дам-дум». Индий­ские кинематографисты приезжали в Москву и проводили грандиозный кастинг на эту роль. Имен называть не хочется, но в нем участвовали практически все наши молодые «звезды».

В мою героиню влюблен депутат индийского парламента. Он приезжает в Россию и попадает в нехорошую историю. Садится в тюрьму. Его адвокат — женщина, индианка. Депутата играл молодой красавец Джаям Рави. А влюбленную в него адвокатессу — Лакшми Рай.

Сначала мы снимали «русские» сцены в Питере, а потом поехали в Индию. В Индии актеры — боги. И Джаям — всеобщий любимец.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или