Полная версия сайта

Наталья Варлей. Я не боюсь любви

«Семейной жизни у нас с Тихоновым не получилось. По выходным Володя шел не к беременной жене, а к Дороге...»

Чтобы совсем не впасть в депрессию, брала ведро, тряпку и начинала мыть больничные полы. Алексей Владимирович это увидел, взял меня за руку, отвел к палате интенсивной терапии, где лежал в кувезе весь в проводочках и трубочках мой мальчик, показал на него:

— Посмотри, он улыбается, помогает нам. Ты плачешь, ему мешаешь. Ты должна, во-первых, верить, что все будет хорошо, молиться и назвать ребенка по святцам. Знаешь, какое у него имя по святцам?

— Не знаю.

Выяснилось, что это день святого Александра Невского. Через неделю Сашеньку отправили в детское отделение 13-й больницы, где он попал в руки замечательного врача Марины Викторовны. И хотя для меня наступили тяжелые времена: я вставала в шесть утра, сцеживала молоко и везла в больницу, там мы гладили пеленки, мыли палаты, затем нас пускали к нашим детям, чтобы их покормить, — я была счастлива, потому что самое страшное было уже позади.

А Алексей Владимирович стал священником, нашим духовником, много лет вел нас по жизни.

Он погиб в автомобильной катастрофе, это было так нелепо и несправедливо... Но я знаю, что ТАМ он молится за нас...

Сашу я воспитывала одна. Конечно, помогали папа и мама. Да и Василий, который старше брата на тринадцать лет, заботился о нем как отец: купал, кормил, оставался с ним, когда я уезжала на работу. С Сашиным отцом у нас было очень красивое, нежное, высокое и сильное чувство.

Саша поддержал кинематографическую династию и стал режиссером кино

Чужая воля — долгий путь...

А прилетишь — забудь,

забудь.

Густой туман непониманья

И непогоды... Далеки!

Непостижимо далеки!..

Но линии моей руки

И линии твоей руки

Сойдутся на кресте

свиданья,

Чтоб вырваться

из горьких пут...

И разлетается, как пух,

Холодный панцирь

отчужденья.

В этом стихотворении я рассказала о наших отношениях.

Мы жили в разных городах, написали друг другу множество прекрасных писем. Он приезжал в Москву. Потом уезжал... Когда я объявила ему, что беременна, он вдруг исчез. Неожиданно позвонил, когда Саше исполнился месяц, спросил:

— Как дела?

— У меня родился мальчик, назвала Сашей, — ответила я.

У меня было ощущение, что он плачет... Потом раздались короткие гудки.

Как-то мы случайно встретились на Арбате.

Я гуляла с сыном, ему уже исполнилось восемь лет.

— Это Саша? — спросил он.

— Да.

А еще однажды мы пересеклись на «Мосфильме». Поговорили ни о чем. Потом он вдруг вскочил, убежал и принес почему-то огромный пакет «Вискаса» для моих двенадцати кошек. Вот и все.

Очень жалею, что в эмоциональном порыве большую часть наших писем я порвала. Но несколько осталось. Я их берегу и когда-нибудь отдам Саше.

Чем старше становишься, тем более уверен в том, что не повторишь прошлых ошибок.

Но самой большой ошибкой я считаю свой третий брак. Он стал неожиданным для меня самой. Казалось бы: взрослая женщина, двое детей. Старший женат, у него уже появился свой ребенок. А я вдруг влюбилась как девчонка.

Я затеяла ремонт квартиры, он длился целый год. Владимир возглавлял бригаду строителей. Первый раз появился с огромной охапкой желтых цветов, встал на колено, преподнес со словами, что я — его любимая актриса. Поступил красиво, но в голове вертелось: «Почему цветы желтые? Это же цвет измены». Потом решила: что за глупости, при чем тут измена, я же ремонт делаю, в конце-то концов.

Каждое утро Володя появлялся, отдавал распоряжения рабочим, мы садились пить чай и беседовали. Он оказался начитанным, пытливым человеком, с ним было интересно.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или