Полная версия сайта

Мария Берсенева: «Я без тебя не могу»

«Женщины-матери выбирают не мужа, а отца ребенку. Если бы Коля не принял Никиту — семьи бы не было».

Лекарство не подействовало, и все двадцать минут, что мы пробыли в доме мужа, меня продолжало колотить. Гурам же расхаживал по квартире, демонстрируя полное довольство собой: дескать, как ты не истерила, все равно получилось по-моему!

Выйдя из машины у дома своих родителей, я бросила Гураму в лицо: «Ты подонок! Больше не смей здесь появляться».

Он ничего не ответил, но требование выполнил. Перестали интересоваться внуком и его родители. Бывшая свекровь позвонила только через несколько месяцев:

— Мы очень соскучились по Никите. Так долго его не видели.

— А что вам мешало?

— Гурам сказал: «Маша сына больше не даст. Ни вам, ни мне».

— А не объяснил почему?

— Нет.

— Тогда и я не буду. Гурам прав только в отношении себя, вы можете общаться с Никитой.

Забегая вперед, скажу, что вот уже несколько лет отпускаю сына с бабушкой и дедушкой на один из летних месяцев в Грузию, в выходные вожу его к ним на чай. Но своего биологического отца Никита не знает. Папа у него один-единственный, и зовут его Николай Берсенев. Да-да, тот самый Коля Берсенев, который когда-то дерзнул пригласить «Марью Антоновскую» на танец.

Поселившись у родителей, я едва ли не с первого дня стала искать работу.

Теребила однокурсников — те подбрасывали телефоны актерских и модельных агентств. Оставляя Никиту на маму, моталась по кастингам, где приходилось выстаивать километровые очереди. Каждые десять минут звонила домой: не плачет ли маленький? как поел? вовремя ли уложили спать? Папа, с которым у нас впервые за многие годы стали налаживаться теплые отношения, смеялся: «Ну кто бы мог подумать, что из Машки выйдет такая сумасшедшая мамаша!» Для меня и впрямь даже самое недолгое расставание с сыном становилось стрессом, но сидеть на шее у родителей и ждать, когда Никитка немного подрастет, не позволяла совесть.

На протяжении нескольких месяцев меня никуда не брали. Возможно, из-за не слишком презентабельного вида — на все смотрины я являлась в одних и тех же спортивных брючках и кофточке с голубыми погончиками, где на груди было написано гордое Sweet Мama.

Единственный наряд, доставшийся мне в наследство от богатого мужа.

В безрезультатных попытках прошел год, а потом удача все-таки улыбнулась. На кастинге для рекламы «Рондо». Меня отобрали в один из первых роликов «творящего чудеса освежителя дыхания». Сюжет такой: некий представительный джентльмен, развалившись на диване, рассматривает одетую в красное платье красотку. Потом забрасывает в рот кружочек «Рондо», бежит к ней, легко касается бретелек — платье падает к ногам и миру предстают соблазнительная женская спина и попка в стрингах.

Съемки длились четырнадцать часов, и все это время я простояла на высоченных каблуках.

В какой-то момент — от духоты и усталости — мне стало дурно. Перед глазами все поплыло, ноги подкосились. По павильону разнесся встревоженный голос помощника режиссера: «Актрисе плохо! Принесите кто-нибудь воды!»

Получив десятиминутный отдых, я, лежа на диване, горько размышляла: «Да уж, «актриса», нечего сказать! Стоило заканчивать театральный вуз, чтобы стоять перед камерой манекеном и демонстрировать стране попу в стрингах...» С незавидной «ролью» примирял только гонорар в тысячу долларов — немыслимые для меня в ту пору деньги.

Вскоре, кроме рекламных роликов, меня стали приглашать для участия в эпизодах сериалов и полнометражных фильмов. Мечтая о большем, соглашалась на все.

Еще свежи были в памяти времена, когда не хватало денег на овощное пюре для Никиты.

Вертелась как белка в колесе: из одного съемочного павильона — в другой, с одного конца Москвы — на противоположный. Потом по магазинам, вечером помогала маме по хозяйству и возилась с сыном. Однажды, почувствовав себя вконец замотанной, решила: надо куда-то выбраться, хотя бы на пару часов, — отдохнуть, развлечься. Иначе озверею. Сопровождать в свет попросила хорошего приятеля — крестного Никиты. Он повез меня в тот самый клуб, где три года назад я познакомилась с Гурамом. Почти сразу в кругу танцующих заметила знакомое лицо. Коля Берсенев?! Ну да, он. Но почему тогда, явно меня узнав, не подходит поздороваться? Направилась к нему сама: «Так и будешь делать вид, что мы не знакомы?»

В ходе разговора выяснилось: Коле известно и про мое замужество, и про развод.

Мне вообще показалось: все последние годы Берсенев не выпускал меня из виду.

В тот вечер Коля проводил меня до дома. Стоя у подъезда, мы еще долго разговаривали, целовались. А ночью я никак не могла заснуть — сердце колотилось как сумасшедшее.

Говорят, женщины-матери выбирают не мужа, а отца своему ребенку. Это правда. Я очень любила Колю, но если бы он не принял Никиту как родного — семьи бы у нас не получилось.

Мы уже жили вместе, когда однажды вечером раздался телефонный звонок. Голос Антона я узнала сразу.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или