Полная версия сайта

Михаил Ульянов. История любви

«Алла Петровна могла его и оскорбить, и обидеть, но упаси господь было кому-нибудь плохо сказать про Ульянова».

Парфаньяк и Ульянов в спектакле Театра Вахтангова «Степан Разин»

Сильно ревновал. И как жаль, что не выпало ему сыграть Отелло — это был бы, возможно, лучший Отелло в истории театра!

Ульянову не нравилось, что жена — актриса, хотя «запрет на профессию» наложить не смел. И Парфаньяк, будучи очень умной и прозорливой, сознательно принесла себя в жертву, актрисой оставалась, но все более и более при нем. А вот дочке в актрисы идти категорически запретил. Словно защищая — как глава, как вожак — от всяческой скверны, которой навидался на актерском поприще.

Дочку он обожал. Лена рассказывала: «Папа был очень сдержанным, терпеливым.

Когда в детстве я плохо себя вела, в чем-то была виновата, мать тут же начинала орать, потом забывала, так и сходило. А отец молчал — молчал раз, молчал два, три, пять, десять... Но когда был с моей стороны уже явный перебор — его прорывало. Он обращался в бешеного зубра, который носился по квартире и сметал все на своем пути. Но никогда не поднимал на меня руку! Ругался — да. Этого добра у нас было навалом — недаром и я стала заядлой матерщинницей. Мог наорать. Но это было не самое страшное. Самое — когда начиналась многочасовая воспитательная беседа. Отец садился в кресло в кабинете, вызывал меня на ковер и начинал прорабатывать. Говорил о том, как ему за меня стыдно, как я позорю его фамилию... И здесь уж я могла отвечать или не отвечать — все равно, потому что ему необходимо было выговориться. Всю мощь своего актерского темперамента, эмоций, таланта, который заставлял рыдать тысячные залы, он обрушивал на меня, маленькую.

Однажды на даче я даже сознание потеряла: сползла по стенке и упала в обморок. Отец дико испугался».

По молодости лет Лена думала стать актрисой. Это был самый легкий, проторенный путь. Тем более что она почти в буквальном смысле выросла в театре, за кулисами — родители постоянно брали с собой. Но когда подростком мимоходом «вякнула» об этом, ее пригласил к себе в кабинет отец. Был крайне серьезен. Спросил с выражением лица как у маршала Жукова, которому предстоит защищать Москву:

— Лена, ответь, ты действительно хочешь быть артисткой?

— Да, пап...

На свадьбе: я, Лена, моя мама Августа Германовна, Алла Петровна, Михаил Александрович. Рядом с ним Юлия Борисова, Нея Зоркая

— Артисткой... А... а ты знаешь, что это такое?.. Ты маму видишь?..

— Вижу.

— Видит она... Лена, эта профессия крайне неблагодарная, чрезвычайно тяжкая, в которой не место...

— Женщине? Ты хочешь сказать, пап, что не было великих актрис? А тетя Юля Борисова, а Яблочкина, а Комиссаржевская, а тетя...

— Были и есть! Но пойми, не женское это дело!

— А чье же, пап?! Ведь актеры все хотят нравиться, это главное, как мне кажется, — и у женщин тоже.

— Лена, послушай меня внимательно... Если бы ты только знала, как, например, Пырьев, у которого я снимался, проводил пробы молодых актрис на фильм «Братья Карамазовы», да и на все другие свои картины!..

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или