Полная версия сайта

Эвелина Блёданс. Огонь желания

Меня хотели назвать именем попроще — Настей. Но едва мама произносила это имя, я начинала истошно орать.

Не помню, как доиграла до конца. Потом наглоталась обезболивающих, села за руль и поехала домой. Думала: может, просто мышцу потянула, к утру пройдет. Но все оказалось иначе.

Ночью я уже буквально выла от боли, руки и ноги не слушались. Позвонила знакомому врачу, обрисовала ситуацию. Тот сказал: «Срочно к нам в больницу».

Мне сделали рентген, потом собрался целый консилиум. Известный профессор вынес вердикт: «Смещение позвоночных дисков. У вас ноги могут отняться. Надо делать операцию».

Это значило — месяц проваляться в больнице. Потом столько же дома. И навсегда забыть о танцах и прочих серьезных нагрузках. Но я свою жизнь такой не представляю и стала умолять профессора найти какой-нибудь другой выход.

Он сжалился: «Можете попробовать лечение пиявками. Но если боль не пройдет, будем оперировать».

Я нашла медицинскую клинику, специализирующуюся в области гирудотерапии, и каждый день ходила на процедуры. Сами по себе они не очень болезненные, зато потом из спины еще долго идет кровь и приходится постоянно менять повязки. Но отказаться от роли в мюзикле означало подвести весь коллектив. Так я и металась между пиявками и театром, а в антрактах меняла повязки и глотала обезболивающие. Дима с сыном в это время гостили у знакомых за границей. Звонили по вечерам:

— Мамуль, как ты там одна?

— Замечательно, мальчики мои, — отвечала я, снимая окро­вавленные бинты.

Постепенно боль стала отступать, а через десять дней все окончательно прошло.

Я не сказала мужу и сыну о травме. И не пошла на по­вторное обследование. Про­сто перевернула эту страницу и забыла. Наверное, поступила не очень благоразумно, но я считаю, что мысль материальна. На что мы себя настраиваем, то с нами и происходит.

И действительно, все было замечательно. Но тут я согласилась принять участие в «Больших гонках». На одном из конкурсов Андрей Носков на большой скорости врезался мне в спину. Раздался легкий хруст, но боли я не почувствовала и не придала значения случившемуся.

Когда вернулась, меня пригласили от канала «Россия» на «Танцы со звездами».

Я начала репетировать, уже сшили костюмы, но в один прекрасный день вышла на танцпол — и у меня потемнело в глазах от боли.

Снова больница, рентген, медицинский консилиум. Прогноз был неутешительным: «У вас опять очень сильное смещение позвоночных дисков. Пиявки уже не помогут. Если не сделаем операцию, то скоро позвоночник, уж извините, провалится в трусы».

Я живо представила себе эту картину, и мне стало страшно. Но друзья нашли замечательного врача из клиники в Сосновом бору, и он пообещал за месяц поставить меня на ноги с помощью лечебной физкультуры. И обещание свое выполнил! Правда, от «Танцев» пришлось отказаться, за что руководство канала до сих пор «держит на меня зуб».

Но тогда я решила, что здоровье дороже...

Если бы любое решение в жизни было таким же очевидным! Иногда я смотрю на сына и думаю: боже мой, когда ты успел вырасти? Учишься в американской школе, прекрасно разбираешься в компьютерах, знаешь шесть языков, включая японский...

И как же мало в этом моей заслуги! Когда ты был маленьким, тебя воспитывали мама и моя сестра Майечка. Сейчас ты проводишь время с отцом и его родителями. Они удивительные люди. Свекровь — гид, всю жизнь работала в Интуристе, знает три языка. А свекор — просто ходячая энциклопедия. Преподавал историю в вузах. Когда разговариваешь с дедом, вижу, как ты ловишь каждое его слово. А я... Я ничего не понимаю в твоих школьных заданиях, не разбираюсь в компьютерах и не могу помочь с решением простейшей задачки.

Я учу с тобой стихи, как когда-то учила их со мной моя бабушка. Но сейчас мне кажется, что это такая мелочь по сравнению с тем, что я могла и должна была тебе дать...

Раньше мне казалось, что с маленькими детьми не очень интересно. Я не из тех женщин, которые самозабвенно возятся с младенцами. Занималась карьерой и не испытывала чувства вины. Говорила себе: «Вот когда Коля вырастет, мы с ним станем настоящими друзьями, будем общаться на равных...»

А недавно Коля познакомил меня со своей девочкой Настей. Мы вместе собрались сходить на «Цирк братьев Запашных».

Подъезжаем к ее подъезду, Коля говорит: — Вон она.

— Ну, выходи из машины.

Открой дверь, помоги сесть.

— Да?!

— А ты как думал?

Когда мы шли к зданию Лужников, Настя с Колей отстали. Я обернулась: они так красиво идут по аллейке, взявшись за руки. Падает снег. Тишина. Мне стало немного грустно. Вот у него и девушка появилась...
Мне вдруг захотелось на минуту, чтобы он снова стал маленьким мальчиком, которого можно взять на руки, потискать, расцеловать... Я рано начала относиться к нему как ко взрослому: думала — это правильно. Почему же сейчас мне кажется, что торопя его детство, я пропустила что-то очень важное? Зачем я оставляла его с бабушками-дедушками и убегала на очередные съемки?
А главное — ради чего?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или