Полная версия сайта

Ирина Линдт. Дэдди и Бэби

«У меня тут все хреново, Бэби, — голос Золотухина привычно виноватый. — Я не приеду». За 10 лет я научилась не обижаться.

Рождение Вани все изменило. Между нами появилась связь, разорвать которую невозможно

И тогда сестра уговорила сходить к гадалке. Пошла просто из любопытства — советы ее мне были не очень-то и нужны. Я уже решила, что соглашусь на «Норд-Ост»: проект интересный, деньги хорошие. А они были ох как нужны. Время послекризисное, больше ста долларов за выступление не платили. А тут постоянный заработок... К тому времени у меня впервые в жизни появилась своя квартира — от театра дали. Я долго мечтала о том, какой ремонт сделаю в своей бетонной коробочке. Ничего себе не покупала, несколько лет ходила в одних и тех же черных брюках, откладывала каждую копейку. Валерий Сергеевич, конечно, помогал, но он ведь нефть не качает. Чтобы отделать квартиру, я влезла в долги, теперь пришло время их отдавать.

Первое, что сказала гадалка, было: — У тебя есть квартира, вся обставленная, да только темно там.

И ты не можешь в ней спать.

Это была правда. Вроде все уже было готово, и мебель куплена, а я так в новом своем доме ни разу и не переночевала. Проводила день, а вечером уезжала к родителям или в свою съемную халупу.

— Освяти квартиру, — велела гадалка. — И все наладится. А еще человек рядом с тобой — скоморох. Людей веселит.

Вот новость! Мало ли газет уже о нас с Золотухиным написали...

— Но только он — не твоя судьба.

Я разозлилась. Мне такого рода пророчества уже надоели.

«Год им даю», — величественно заявила одна артистка нашего театра. Многие чуть не пари заключали, сколько у нас протянется. Я перебила гадалку:

— Про это я и сама все знаю. Вы мне лучше скажите, что делать, мне надо место работы выбрать. Театр или мюзикл по контракту?

Гадалка надолго замолчала. Крутила чашку, вглядывалась в кофейные узоры на стенках. Потом тихо сказала:

— Не ходи туда.

— Почему?

— Там кровь.

— Что?

— Нехорошее там что-то. Не ходи туда.

Ну, думаю, это, наверно, она про мою героиню, которая в финале выпивает яд и умирает.

Я собралась уходить. Гадалка на прощанье говорит:

— А все-таки не ходи туда. Там кровь.

Она сказала это за год до теракта на Дубровке...

В конце концов и с театром, и с продюсерами мюзикла удалось договориться. Любимов дал мне творческий отпуск на полгода, и принятие окончательного решения удалось отложить. Но время пролетело быстро, я опять стояла на распутье.

Посоветовалась с Золотухиным. А он сказал: «Подумай о будущем. Театр — это стабильность, это стаж, в конце концов».

Золотухин сразу решил, что Ваня будет носить его фамилию

И я ушла из мюзикла. Получилось, Дэдди меня уберег...

Конечно, я думала о будущем. И мысли эти были тягостные.

Какое будущее может быть с женатым мужчиной, который никогда не разведется? Я говорила себе, что меньше уважала бы Валерия Сергеевича, если бы он оставил человека, с которым прожил столько лет. Ревности у меня никогда не было — с женой у Золотухина совершенно другие отношения...

Замуж за него я никогда не рвалась. Но каждый раз, когда он звонил и говорил: «У меня тут хреново. Я не смогу сегодня приехать», на душе становилось пусто, нехорошо как-то.

В один из таких вечеров я написала сонет: «У меня там хреново.
Рождества никакого».
Что ж, обычное дело.
Я привыкнуть успела,
Что по праздникам нужно
Оставаться одной.
Можно с праздничным
ужином и в тоске
неземной.
Можно даже без ужина,
лечь и просто уснуть.
И никто мне не нужен.
Проживем как-нибудь.
Сны счастливые снятся
ночью на Рождество.
А зачем оно, счастье?
Проживем без него.

Иногда мама спрашивала: «Ну а что дальше-то?

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или