Полная версия сайта

Жанна Фриске. Остров мечты

Когда певица вернулась в Москву, поползли слухи: Фриске лежала в «психушке»!

Они смотрели непонимающими глазами. Со мной никогда проблем не было: исполнительная, четкая, ну просто стойкий оловянный солдатик. И вдруг истерика. И не объяснишь им никак. Если сказать, что после Острова у меня сознание поменялось и переоценка ценно­стей произошла, сочтут, что я просто свихнулась.

А ведь когда мне предложили участвовать в «Последнем герое», я сомневалась: зачем? Голодать, мокнуть под дождем. Закалка у меня вообще-то есть — мы с «Блестящими» в таких гостиницах ночевали, что сказать страшно. Но ради чего страдать-то?

Позвонила Ольге Орловой:

— Слушай, Орел, как там?

Орлова, хоть и хрупкая, маленькая, многое способна вытерпеть, я это знаю по опыту гастролей «Блестящих», но даже она призналась:

— Очень тяжело переносить голод.

Но ты справишься. Если хочешь испытать себя, поезжай.

И мне вдруг этого захотелось. Я дала согласие.

В первые дни на Острове я была в шоке. Меня всю искусали москиты. Я ходила в волдырях и расчесах, руки, порезанные травой, жутко болели. Спать неудобно, мыться негде и нечем. И все время хочется есть. Даже во сне. А еды нет, ее нужно добыть самой.

Но прошло всего несколько дней, и я словно переродилась. До поездки мне казалось: я проживаю чью-то жизнь, не свою. Постоянно глядя на других, учитывая чужой опыт. Я была словно разобрана по частям, а на Острове собралась.

Юля Ковальчук пришла в группу перед самым уходом Жанны

И вернулась с точным пониманием, чего хочу от жизни.

Цельность — очень редкое качество сегодня. Кто-то достигает его упорными занятиями йогой, медитациями. Мне помог сильнейший психологический стресс и совершенно невыносимые условия существования.

И я «обнулила» свою жизнь, начала с чистого листа...

После моего заявления об уходе из «Блестящих» Грозный предложил встретиться в ресторане и все обсудить. Во время ужина я призналась, что хочу начать сольную карье­ру. Вдруг он сказал мне что-то грубое, на повышенных тонах. Я расплакалась:

— Не смей на меня кричать! Слышишь? Никто не смеет повышать на меня голос!

Пребывание на Острове резко изменило жизнь Жанны

Никто!

Люди оборачивались в нашу сторону, но я никак не могла остановиться. Грозный вздохнул:

— Я не понимаю, что с тобой происходит, Жанна. Наверное, тебе нужно отдохнуть. Езжай с богом, куда захочется, приходи в себя. Приедешь — поговорим.

Я понимала, что мне нужно как-то встроиться в московскую жизнь, но не знала как. То, что было естественно там, здесь воспринималось как болезнь. Моя эмоциональность, слезы по любому поводу настораживали. По Москве поползли слухи, что я лежала в «психушке». Надо было что-то предпринимать: ведь жить мне предстояло тут, а не на Острове. Я надеялась, что неделя в Париже и в Риме помогут привыкнуть, это был самый мягкий путь вхождения в цивилизацию, который мне удалось придумать.

…Утреннее солнце заливало Вандомскую площадь.

— Такси, мадам?

— Только пешком!

Я пошла по улице вверх — до сада Тюильри, мимо домов из белого камня с цветами на окнах, витрин кондитерских с горками сладостей…

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или