Полная версия сайта

Марион Котийяр не признает, что актрисы - плохие матери

Режиссер фильма обрадовался беременности актрисы

 Марион Котийяр и Матье Амальрик в фильме «Призраки Исмаила»

— А говорят, из актрис выходят не самые хорошие матери. Ну есть такое мнение, ведь правда же…

— Наверное. Не случайно столько великих прекрасных актрис прошлого, золотого века кинематографа в результате остались бездетными… Боялись рожать… Но теперь другие времена. Материнство, к счастью, как то сумело себя интегрировать в кинобизнес. (Смеется). Но все равно приходится делать выбор актрисам, конечно. Без этого не обойдешься. Я, например, не снимаюсь уже полгода. Причем отказываю даже тем режиссерам, которых очень люблю.

— Хотите сказать, режиссеры и продюсеры идут легко и радостно навстречу актрисам, пожелавшим забеременеть?

— Нет, ну конечно, не все так идеально! (Смеется). Они боятся, пугаются таких сюрпризов. Вот, скажем, взять мою ситуацию. Я узнала, что беременна уже когда начались съемки у Арно Деплешена. Но всего срок был три месяца, и я молчала как партизанка. А однажды папарацци меня подловили и сняли так, что живот реально был виден. И еще написали, что я на пятом месяце. И эти фото появились в каких-то изданиях. Я тут же схватила трубку и позвонила Арно. Хотела сама ему все рассказать. Благо, съемки уже практически закончились и мой пятый месяц не должен был особо никого напугать. К счастью, так и случилось. Я все равно волновалась, но душка Арно очень за меня обрадовался. Я была такая счастливая, снималась в счастье, разве он мог быть недоволен? К тому же он был моим первым режиссером! Можно сказать, дал мне путевку в актерскую жизнь. Лет двадцать тому назад меня снял в картине «Мои сексуальные ночи». Пришлось там много раздеваться, как вы догадываетесь (Смеется). Впрочем, кто сейчас это вообще вспомнит? С тех пор мы оба изменились. Недаром мою героиню в его новом фильме, который в Канне показали, зовут Карлотта Блум. Блум в переводе с английского – цветение! А мужа моего играет Матье Амальрик! Ох, это же вообще всеобщий любимец! И лауреат «Пальмовой ветви», между прочим.

— А вы «Оскара» получили за роль в фильме, который именно здесь в Канне произвел фурор. А как вы с Шарлоттой Генсбур общались – она тоже каннская любимица…

—  Шарлотта — потрясающая актриса. Настолько хороша, что мы даже не подозреваем об этом до конца. Но мы с ней о кино не говорили. Она настолько закрытая и деликатная и нежная, как цветок. Мы с ней говорили только о детях, у Шарлотты их трое и она чудесная мать. Можно только поучиться.


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или